Rambler's Top100

Новости Официально Фотолетопись Слово ветеранам Хроника Пресса
Главная -- Слово ветеранам

    Бои после cалюта

Александр ГЛАДКОВ, участник Великой Отечественной войны

В Молдавии, под городом Тирасполем, около населенного пункта Малая Роща, разгорелся жестокий бой...

Несколько раз мы поднимались в атаку и всякий раз отходили назад под ураганным огнем гитлеровцев. Командир батальона капитан Биченов собрал нас, комсомольцев, человек двадцать и говорит: "Ребята, надо во что бы то ни стало этой ночью выбить немцев из деревни. Постарайтесь ворваться на окраину населенного пункта. Очень уж мешает этот немецкий гарнизон продвижению наших главных сил:".

А противник и ночью не дремлет. Осветительными ракетами на парашютах ночь превращает в светлый день. Чуть догорит ракета - мы броском вперед. Вот и крайние хаты. Мы - в деревне. Бой длился сравнительно недолго. Немцы, видимо, посчитали, что их атакуют большие силы. Начали в панике отходить. Почти всем, кто участвовал в этой вылазке, вручили медали "За отвагу". Такую медаль получил и я.

И снова бои. Форсировали Днестр. Началась Яссо-Кишиневская операция. Наша часть вела бой под городом Боташаны (Молдавия тогда была нашей советской республикой). Вот здесь мне крепко не повезло: получил серьезную контузию. Поблизости разорвался вражеский снаряд. Оглушило, засыпало в окопе землей. Друзья откопали, помогли добраться до санбата. Ничего не слышу, плохо вижу. Ну, думаю, неужели на этом жизнь кончилась?

На мое счастье, в госпитале города Рывница я попал на попечение замечательного врача - уже немолодой женщины. Жаль, что не помню за давностью лет ее фамилии. Знаю, что звали Розой Борисовной. Она только что получила сообщение о гибели на фронте сына примерно такого же возраста, как и я. И вот она решила меня, как сына, поставить на ноги. Поставила. Восстановились слух, зрение, правда, не на сто процентов, но уже можно было жить и продолжать воевать.

Вновь на передовую попал, когда уже завершилось освобождение Молдавии. И вот наступил тот долгожданный день, когда мы вышли на государственную границу с Румынией. Было это около небольшого населенного пункта на реке Прут. По этому случаю произвели салют из винтовок, автоматов, крикнули "ура".

* * *

А впереди - Румыния. Первый румынский населенный пункт произвел удручающее впечатление. Маленькие домишки, в основном под соломенными крышами. Отовсюду выпирала вопиющая беднота. Потом нам рассказали, что по румынским законам местным жителям разрешалось иметь в доме не более двух окон. За каждое окно сверх этой нормы взимался прогрессивный налог. Вывел печную трубу выше крыши князька - тоже плати налог.

Войдешь в хату: большая семья, куча ребятишек. Посреди комнаты - очаг. На нем огромный закопченный казан. В нем варится мамалыга - каша из кукурузной муки. Готовую кашу вываливают на доску, режут ее толстой ниткой на куски, раздают детям.

Взрослые одеты были в основном в войлочные брюки, жилеты домашнего изготовления. У мужчин на головах - островерхие бараньи шапки, на ногах постолы - стянутые шнурком кожаные то ли тапочки, то ли лапти. Словом, беспросветная бедность. И вот эту бедность камарилья Антонеску в угоду гитлеровцам гнала на фронт. Правда, и воевали румыны, мягко говоря, неважно.

* * *

Румынию мы прошли сравнительно быстро. Серьезных боев не было. А вот когда ступили на территорию Венгрии, сразу почувствовали мощное сопротивление немецко-венгерских войск. Особенно ожесточенные бои завязались на подступах к Будапешту. Здесь даже на какое-то время было приостановлено наше наступление.

Как нам говорили, под Будапештом было сосредоточено около 35 дивизий врага - немецкая группа "Юг".

С жестокими боями все же вышли к Дунаю. Прорвались к озеру Балатон. К концу декабря 1944 года пробили оборону гитлеровцев и окружили Будапештскую группировку.

Нам потом рассказывали, что советское командование направило парламентеров с предложением гитлеровцам сложить оружие. Фашисты расстреляли наших парламентеров.

Сражение усилилось. Особенно напряженные бои велись под городом Секешфехерваром. Наконец 13 февраля 1945 года взяли Будапешт. Участникам этих боев вручили медали "За взятие Будапешта". Такая медаль есть у меня.

* * *

С окончанием войны в Венгрии для наших войск открылся путь в Австрию, Чехословакию. Преодолели Малые Карпаты. С боями взяли город Братиславу (нынешняя столица Словакии). Верховное командование отметило эту победу персональными благодарностями. Я храню этот дорогой для меня документ. А война продолжалась. Овладели городом Брно. Подошли к Праге. В то время в Праге и других чешских городах вспыхнуло восстание против фашистских оккупантов. Надо было помочь восставшим. Вновь разгорелись сильные бои. 9 мая 1945 года вошли в Прагу. Население горячо, с цветами встречало нас.

* * *

Но война еще не окончилась. Фашисты отчаянно сопротивлялись и после капитуляции Германии. В Чехословакии находилась почти миллионная группировка немцев фельдмаршала Шернера. В приказе по войскам он писал: "Неприятельская пропаганда распространяет ложные слухи о капитуляции Германии: Предупреждаю войска, что война против Советского Союза будет продолжаться:". И все дивизии Шернера начали форсированное движение на Прагу. Но это была уже агония поверженного врага.

Бои продолжались и 10, и 11, и 12 мая 1945 года. Казалось бы, война окончена, а сколько еще погибло нашего брата на чешской земле. Недобитым фашистам удалось на какое-то время приостановить за Прагой наше наступление, в частности, на участке нашего полка.

Примерно метрах в 300 от наших позиций проходила шоссейная дорога. За высокой насыпью укрылся немецкий танк "Тигр". Над дорогой торчали только его башня с пушкой и пулеметом. Из них гитлеровец вел шквальный огонь, прижал к земле нашу пехоту. В этом бою я потерял своего лучшего друга Виктора Соколова. Когда он совершал очередную перебежку вперед, крупнокалиберный пулемет фашиста ранил его в ногу. Видимо, боль была настолько сильна, что Виктор приподнялся над землей. В это время вторая очередь фашистского пулемета прошила ему грудь. Немец не покинул свою позицию до тех пор, пока не расстрелял весь боекомплект. И сбежал. А танк, оставшийся без горючего, бросил.

Только 12 мая 1945 года для меня закончилась война. Некоторое время наша часть стояла гарнизоном в Праге. Потом нас перевели в венгерский город Печь. И только в 1947 году вернулись на Родину.

От редакции. Заметки Александра Александровича Гладкова мы публикуем с особым чувством. Почти всю войну А.Гладков прошел на передовой. Воевал в пехоте. Юный солдат, потом сержант Саша Гладков участвовал в форсировании Свири, Днепра, Днестра: Прошел с однополчанами по землям Молдавии, Румынии, Венгрии, освобождал Прагу, дошел до Берлина и дальше. На его глазах гибли товарищи. Он сам несколько раз ранен и много раз был на волосок от смерти. Но, видно, родился под счастливой звездой: остался жив.

Этот скромный и мужественный человек после войны получил профессию журналиста. Девять лет работал в молодежной газете "Комсомолец" и 25 лет - заведующим отделом сельского хозяйства в нашей газете, в то время называвшейся "Ленинской правдой".

Мы будем продолжать публиковать заметки Александра Гладкова о его участии в Великой Отечественной войне, которые он пишет по просьбе редакции.

"Курьер Карелии" N33 3 марта 2005

Создано 15 апреля 2005   Отредактировано 15 апреля 2005